САД РОССИЙСКО-ЯПОНСКОЙ ДРУЖБЫ: КОПИРОВАТЬ ИЛИ ВОЗРОЖДАТЬ НАСЛЕДИЕ ВЕНЧАГОВА?

Предисловие. В последнее время администрация города (с подачи жителей города и депутатов) стала уделять внимание возрождению наследия, созданного сочинским ландшафтным дизайнером, лауреатом Ленинской премии Венчаговым С.И. (1927-1997).
В 2017 году, раскачивая эту тему, я познакомилась с Владимиром Андреевичем Петуховым, который в своё время работал с Сергеем Ильичом и в настоящее время прикладывает все усилия к восстановлению зелёных уголков, которые были созданы Венчаговым и легли в основу "сочинского стиля озеленения".
Первая история: Сквер имени С.И.Венчагова Фитофантазия Мечты сбываются!!!
Вторая, так и не завершённая, история: Работа по скверу имени С.И.Венчагова "Фитофантазия" продолжена
Третья история, так и не начатая: Забвение
В связи с реконструкцией сада русско-японской дружбы появились критические замечания и публикации в отношении проводимых работ.
Об истории создания сквера можно прочитать в публикации Японский стиль в центре Сочи

Нижеприведённая публикация, копипаста с сайта АФ "Садовод":

Тема возрождения, реставрации, реконструкции парковых объектов Сергея Ильича Венчагова сегодня  горячо обсуждается в определённых архитектурных кругах города, требующих 100% воссоздания творений ландшафтного  мастера и критикующих реконструкцию «Сада российско-японской дружбы», проводимую Владимиром Андреевичем Петуховым.




Однако профессионалы, озеленители, имевшие непосредственную практическую причастность к деятельности Сергея Ильича Венчагова и устройству тех самых парковых объектов, воздерживаются от критических высказываний в адрес Владимира Андреевича и деятельности нашей компании в этом направлении. И я отлично понимаю, почему.

В аккаунтах участников этой полемики выставляются фотографии 80-х годов только что сданного объекта с высаженными молодыми деревьями и растениями по берегам водоёма. Вот и множатся  комментарии о том, как в идеале должен выглядеть «Сад российско-японской дружбы». При этом далекие от практического садоводства участники обсуждения точно знают, как сохранить наследие Венчагова нашему городу, его жителям и гостям.



Фото 80-х годов

Создается впечатление, что люди говорят об этих уголках ландшафтного искусства, как о статичных изделиях, или каменных монументах. Не зная или забывая о том, что все эти уголки – рукотворные, но при этом живые системы, которые находятся в состоянии постоянного  роста и изменения, функционирующие как единый организм.

За прошедшие 40 лет в японском саду многое изменилось, совершенно естественными процессами, заложенными самим автором в начале воплощения его творческих задумок. Так, например, ива вавилонская, посаженная одним из акцентов возле пруда, за эти годы выросла размером с трёхэтажный дом, разрушив своей жизнедеятельностью каменные кладки и композиции водоёма.  Впоследствии она была снесена как аварийное и опасное дерево, и сейчас вместо него доминируют уже другие растения.





Выросли и приобрели уже совершенно иные формы: пираканты, вечнозелёные калины, можжевельники и другие растения, изменив образ композиции  сада в целом. Это, повторюсь, было заложено автором. И фоновая стриженая изгородь из жимолости тоже видна на более поздних фотографиях с северной стороны пруда.

А группки бамбука разрослись в рощу, которая поглотила и разрушила большую часть авторских композиций этого объекта.

Те же,  кто знал автора и с ним работал, говорят о том, что и сам Сергей Ильич не оставлял свои творения и подвергал их время от времени качественным изменениям, соответствующим  новым реалиям. Это для того, чтобы эти объекты могли служить людям, иначе для чего он их создавал? Да и сам уникальный  стиль сочинского озеленения не предусматривает никакой статики во времени. Мы хорошо видим это на фотографиях.

 
Фото: Сергей Венчагов на объекте

Так, террасирование в «Саду российско-японской дружбы» было изначально выполнено путём обустройства подпорных стеночек из обожженных спилов бамбука. Позже вместо них появились более практичные каменные кладки. Что касается оригинальности кладок, хотелось бы вернуться к этому моменту позже и более подробно о нем поговорить.





На более ранних фотографиях видно, что бамбуковая декоративная изгородь, препятствует беспорядочному движению посетителей по саду, и направляет людей со стороны Курортного проспекта через бамбуковую арку по определённому маршруту. Отсутствие таких направляющих элементов сегодня делает сад удобным местом выгула домашних животных, которые наносят вред декоративным растениям, а любопытные туристы и «селферы» вытаптывают офиопогон и ковровые растения.  





Фото до реконструкции

И, конечно же, вмешиваются обстоятельства... Автор не мог предусмотреть, что фоном его сада станет синий зеркальный витраж гостиницы.  Более того, в 2009-2010 годах с западной стороны сада был проложен безнапорный коллектор большого диаметра, который тоже в соответствии со СНиПами внес свои коррективы.





Фото после реконструкции

Потому высказывания о том, что объекты С.И. Венчагова должны быть отреставрированы и приведены к первозданному обличию, не соответствуют ни задумкам самого автора, ни практическим задачам объекта. При этом опыт специалистов практиков свидетельствует о том, что не может быть никакой единой методики в вопросе сохранения и восстановления объектов ландшафтного искусства.


Фото до реконструкции

Возвращаясь к вопросу об оригинальности каменных кладок и упреков в их демонтаже и использовании разобранных материалов для дорожек. Ни один каменный элемент пруда, заложенный Венчаговым, не был демонтирован. Люди, мало-мальски понимающие в нашей работе, видят невооружённым взглядом, что на дорожку и ступени был использован камень совершенно другого типа и происхождения, который в виду отсутствия подъезда для грузового транспорта, наши ребята заносили практически вручную и не один десяток тонн.



Фото до реконструкции

Трудность в восстановлении оригинальных  кладок так же в том, что камень для них в 80-е годы подбирался из русел местных рек индивидуально для каждого элемента. Это было доступно и вполне законно. На стеночки плитняк подбирался определенной толщины и фактуры прямо в русле реки, так что бы мастеру удобно было его положить без грубых швов и выступов цемента. Так же и плиты для дорожек, и валуны для берегов пруда, которые подбирались по «лицу и направлению».




Фото после реконструкции

Вначале двухтысячных я работал рабочим в бригаде отца и хорошо помню эту работу. Мы ходили по руслу ручьев с носилками и из тысяч камней выбирали десяток-другой пригодных для этой работы. Нас знали в лицо и не трогали егеря, понимая, чем мы занимаемся... Потом все правила ужесточились...

Сейчас мы получаем камень из республик Северного Кавказа, потом вручную перебираем. Как правило, из 20 тонн остается около 3-5 тонны того, что мы можем использовать в этих элементах. Наши каменные кладки могут отличаться от творений Венчагова, но мы действуем в практических реалиях нашего времени.





Фото после реконструкции

Теперь немного о возможностях восстановления, точь в точь. Здесь надо понимать, что Сергей Ильич использовал природные материалы, камни, коряги, стволы, корни деревьев, вынесенные штормом на морской берег. Это не фабричные изделия... Вот представьте себе... он взял пень, перевернул его, посмотрел на него и увидел гнездо и сову в этом гнезде. Он вписал его в определенное место в определенную композицию. Сгнил пень и рассыпался... Найдем ли такой пень еще? Нет! Пень другой будет.  И место для него не подойдет.





Фото: Ландшафтные творения Сергея Венчагова.

Потому наследие Венчагова совсем не в том камне, который он положил, и не в той иве, что он посадил, которая упала, и ее уже нет. Его наследие в руках и сердцах профессионалов, которые передадут новому поколению тот оригинальный стиль и мастерство работы с местными незамысловатыми  материалами, которыми богата наша природа и растениями, выращенными в сочинских питомниках. И именно этими «родными и простыми» красками работали и рисовали» мастера озеленители того времени и были по праву на высоте, создавая своим творчеством драгоценные изделия, неповторимые украшения.


Фото: Сергей Венчагов за работой

Справедливо заметить, что работы Сергея Ильича были жёстко порицаемы архитекторами и проектировщиками, так как они не соответствовали никаким нормам. «Венчагов» никак не помещался в светлых архитектурных умах того времени, но, тем не менее, был поддержан  руководством города на самом высоком уровне. Знаю, что в те времена появился даже термин «Венчаговщина». Потому около 10 лет назад я, услышав от одного из сотрудников администрации слово «Петуховщина», очень обрадовался и понял, что мы на верном пути!

Хотелось бы закончить свою мысль цитатой одного политика:

"И почему такие люди могут быть успешными, вот эти мечтатели хреновы? По одной простой причине. Когда человек мечтает что-то сделать для людей, и так, чтобы им это нравилось, у него другая энергия. Когда у него другая энергия, он думает головой, он думает задницей, он думает позвоночником. Работает все тело. И он четко знает, что он все равно не пропадет, и он принимает самые нестандартные решения. И поэтому это люди №1".


Алексей Петухов (Руководитель АФ "Садовод")
+3

Сейчас обсуждают

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.